РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава

Эту типическую (жанровую) экспрессию можно рассматривать как «стилистический ореол» слова, но этот нимб принадлежит не слову языка как таковому, а тому жанру, в каком данное слово обычно работает, это отзвук жанрового целого, звучащий в слове.


Жанровая экспрессия слова — и жанровая экспрессивная интонация — безлична, как безличны и самые речевые жанры РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава (ведь они являются типической формой личных выражений, но не самими высказываниями). Но слова могут заходить в нашу речь из личных чужих выражений, сохраняя при всем этом в большей либо наименьшей степени тона и отзвуки этих личных выражений.

Слова языка ничьи, но в то же время мы слышим их исключительно в определенных РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава личных высказываниях, читаем в определенных личных произведениях, и тут слова имеют уже не только лишь типическую, да и более либо наименее ярко выраженную (зависимо от жанра) персональную экспрессию, определяемую неподражаемо личным контекстом выражения.

Нейтральные словарные значения слов языка обеспечивают его общность и взаимопонимание всех говорящих на данном языке, но РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава внедрение слов в живом речевом общении всегда носит индивидуально-контекстуальный нрав. Потому можно сказать, что всякое слово существует для говорящего в 3-х качествах: как нейтральное и никому не принадлежащее слово языка, как чужое слово других людей, полное отзвуков чужих выражений, и, в конце концов, как мое слово РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, ибо, так как я имею с ним дело в определенной ситуации, с определенным речевым намерением, оно уже проникается моей экспрессией. В обоих последних качествах слово экспрессивно, но эта экспрессия, повторяем, принадлежит не самому слову: она рождается в точке того контакта слова с реальной реальностью в критериях реальной ситуации, который осуществляется РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава личным выражением. Слово в данном случае выступает как выражение некой оценивающей позиции личного человека (знатного деятеля, писателя, ученого, отца, мамы, друга, учителя и т. п.), как аббревиатура выражения.

В каждую эру, в каждом соц кругу, в каждом небольшом мирке семьи, друзей и знакомых, товарищей, в каком растет и РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава живет человек, всегда есть авторитетные, задающие тон выражения, художественные, научные, публицистические произведения, на которые опираются и ссылаются, которые цитируются, которым подражают, за которыми следуют. В каждую эру во всех областях жизни и деятельности есть определенные традиции, выраженные и сохраняющиеся в словес-


ном облачении: в произведениях, в высказываниях, в изречениях и т РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. п. Всегда есть какие-то словесно выраженные ведущие идеи «властителей дум» данной эры, какие-то главные задачки, лозунги и т. п. Я уже не говорю о тех школьных, хрестоматийных образчиках, на которых малыши учатся родному языку и которые, естественно, всегда экспрессивны.

Вот почему личный речевой опыт всякого человека РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава формируется и развивается в непрерывном и неизменном содействии с чужими персональными высказываниями. Этот опыт в известной мере может быть охарактеризован как процесс освоения — более либо наименее творческого — чужих слов (а не слов языка). Наша речь, другими словами все наши выражения (в том числе и творческие произведения), полна чужих слов, разной РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава степени чужести либо разной степени освоенности, разной степени осознанности и выделенности. Эти чужие слова приносят с собой и свою экспрессию, собственный оценивающий тон, который освояется, перерабатывается, переакцентуируется нами.

Таким макаром, экспрессивность отдельных слов не есть свойство самого слова как единицы языка и не вытекает конкретно из значений РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава этих слов — экспрессия эта или является типической жанровой экспрессией, или это отзвук чужой персональной экпрессии, делающей слово вроде бы представителем целого чужого выражения как определенной оценивающей позиции.

То же необходимо сказать и о предложении как единице языка: оно также лишено экспрессивности. Мы уже гласили об этом сначала реального раздела. Остается только несколько РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава дополнить произнесенное. Дело в том, что есть типы предложений, которые обычно работают как целые выражения определенных жанровых типов. Таковы вопросительные, восклицательные и побудительные предложения. Существует сильно много бытовых и особых жанров (к примеру, военных и производственных команд и приказаний), которые, обычно, выражаются одним предложением соответственного типа РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. С другой стороны, предложения этого типа сравнимо изредка встречаются в связном контексте развернутых выражений. Когда же предложения этого типа [входят] в развернутый связный контекст, то они явственно несколько выделяются из его состава, и притом, обычно, стремятся быть или первым, или последним предложением выражения (либо относитель-


но самостоятельной части выражения)*. Эти типы предложений РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава получают особенный энтузиазм в разрезе нашей трудности, и мы еще вернемся к ним в предстоящем. Тут же нам принципиально только отметить, что предложения этого типа очень крепко срастаются со собственной жанровой экспрессией, также особо просто впитывают в себя и персональную экспрессию. Эти предложения много содействовали закреплению иллюзии РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава об экспрессивной природе предложения.

И очередное замечание. Предложение как единица языка обладает особенной грамматической интонацией, а совсем не экспрессивной. К особенным грамматическим интонациям относятся: интонация законченности, объяснительная, разделительная, перечислительная и т. п. Особенное место занимают интонации повествовательная, вопросительная, восклицательная и побудительная: тут вроде бы скрещивается интонация грамматическая с интонацией жанровой (но РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава не экспрессивной в четком смысле этого слова), Экспрессивную интонацию предложение приобретает исключительно в целом выражения. Приводя пример предложения для анализа его, мы обычно снабжаем его некой типической интонацией, превращая его в законченное выражение (если предложение взято нами из определенного текста, мы интонируем его, естественно, в согласовании с экспрессией РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава данного текста).

Итак, экспрессивный момент — это конститутивная особенность выражения. Система языка обладает необходимыми формами (другими словами языковыми средствами) для выражения экспрессии, но сам язык и его значащие единицы — слова и предложения — по самой природе собственной лишены экспрессии, нейтральны. Потому они идиентично отлично обслуживают любые оценки, самые разные и РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава обратные, любые оценивающие позиции.

Итак, выражение, его стиль и его композиция определяются его предметно-смысловым моментом и его экспрессивным моментом, другими словами оценивающим отношением говорящего к предметно-смысловому моменту выражения. Никакого третьего момента стилистика не знает. Она учитывает только последующие причины, определяющие стиль выражения: систему языка, предмет

* 1-ое и последнее РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава предложение выражения вообщем имеют своеобразную природу, некое дополнительное качество. Ведь это, так сказать, предложения «переднего края», стоящие конкретно у самой полосы смены речевых субъектов.


речи и самого говорящего и его оценивающее отношение к этому предмету. Выбор языковых средств, согласно обыкновенной стилистической концепции, определяется только предметно-смысловыми и экспрессивными соображениями РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. Этим определяются и языковые стили, и направленческие, и личные. Говорящий с его миропониманием, с его оценками и чувствами, с одной стороны, и предмет его речи и система языка (языковых средств) — с другой, — вот и все, чем определяется выражение, его стиль и его композиция. Такая господствующая концепция.

В реальности дело обстоит РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава существенно труднее. Всякое конкретное выражение — звено в цепи речевого общения определенной сферы. Самые границы выражения определяются сменой речевых субъектов. Выражения не флегмантичны друг к другу и не довлеют каждое для себя, они знают друг о друге и взаимно отражают друг дружку. Эти обоюдные отражения определяют их нрав. Каждое выражение РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава много отзвуков и отголосков других выражений, с которыми оно связано общностью сферы речевого общения. Каждое выражение сначала необходимо рассматривать как ответ на предыдущие выражения данной сферы (слово «ответ» мы осознаем тут в самом широком смысле): оно их опровергает, подтверждает, дополняет, опирается на их, подразумевает их известными, как РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава-то считается с ними. Ведь выражение занимает какую-то определенную позицию в данной сфере общения, по данному вопросу, в этом деле и т. п. Найти свою позицию, не соотнеся ее с другими позициями, нельзя. Потому каждое выражение много ответных реакций различного рода на другие выражения данной сферы речевого общения РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. Эти реакции имеют разные формы: чужие выражения могут прямо вводиться в контекст выражения, могут вводиться только отдельные слова либо предложения, которые в данном случае бытуют как представители целых выражений, при этом и целые выражения и отдельные слова могут сохранять свою чужую экспрессию, но могут и переакцентуироваться (иронично, возмущенно, благоговейно и РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава т. п.), чужие выражения можно пересказывать с различною степенью их переосмысления, на их можно просто ссылаться как на отлично известные собеседнику, их можно неразговорчиво полагать, ответная реакция может отражаться исключительно в экспрессии своей речи — в отборе языковых


средств и интонаций, определяемом не предметом своей речи, а чужим выражением о том же РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава предмете. Этот случай типичен и важен: очень нередко экспрессия нашего выражения определяется не только лишь — а другой раз и не столько — предметно-смысловым содержанием этого выражения, да и чужими высказываниями на ту же тему, на которые мы отвечаем, с которыми мы полемизируем; ими определяется и подчеркивание отдельных моментов, и повторения РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, и выбор более резких (либо, напротив, более мягеньких) выражений, и вызывающий (либо, напротив, покладистый) тон и т. п. Экспрессия выражения никогда не может быть понятна и объяснена до конца при учете только 1-го предметно-смыслового содержания его. Экспрессия выражения всегда в большей либо наименьшей степени отвечает РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, другими словами выражает отношение говорящего к чужим высказываниям, а не только лишь его отношение к предмету собственного выражения*. Формы ответных реакций, наполняющих выражение, очень многообразны и до сего времени специально совсем не исследованы. Эти формы, очевидно, резко дифференцируются зависимо от различия тех сфер людской деятельности и быта, в каких РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава совершается речевое общение. Вроде бы ни было выражение монологично (к примеру, научное либо философское произведение), вроде бы ни было оно сосредоточено на собственном предмете, оно не может не быть в некий мере и ответом на то, что было уже сказано о данном предмете, по данному вопросу, хотя бы эта ответность РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава и не получила ясного наружного выражения: она проявится в обертонах смысла, в обертонах экспрессии, в обертонах стиля, в тончайших колерах композиции. Выражение заполнено диалогическими обертонами, без учета которых нельзя до конца осознать стиль выражения. Ведь и самая идея наша — и философская, и научная, и художественная — рождается и формируется в процессе взаимодействия РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава и борьбы с чужими идеями, и это не может не отыскать собственного отражения и в формах словесного выражения нашей мысли.

Чужие выражения и отдельные чужие слова, осознанные и выделенные как чужие, введенные в выражение, заносят в него нечто, что является, так сказать, иррациональным исходя из убеждений языка РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава как системы, а именно исходя из убеждений синтаксиса. Отношения

* Интонация в особенности чутка и всегда показывает за контекст


меж введенной чужой речью и остальною — собственной — речью не имеют никаких аналогий ни с какими синтаксическими отношениями в границах обычного и сложного синтаксического целого, ни с предметно-смысловыми отношениями меж грамматически не связанными отдельными синтаксическими РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава целыми в границах 1-го выражения. Зато эти дела подобны (но, естественно, не тождественны) отношениям меж репликами диалога. Обособляющая чужую речь интонация (в письменной речи обозначаемая кавычками) — явление особенного рода: это вроде бы перенесенная внутрь выражения смена речевых субъектов. Создаваемые этой сменой границы тут ослаблены и специфичны: экспрессия говорящего просачивается РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава через эти границы и распространяется на чужую речь, которую мы можем передавать в ироничных, возмущенных, сочувственных, благоговейных тонах (эта экспрессия передается при помощи экспрессивной интонации — в письменной речи мы ее точно угадываем и чувствуем благодаря обрамляющему чужую речь контексту — либо внесловесной ситуацией — она дает подсказку подобающую экспрессию). Чужая РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава речь, таким макаром, имеет двойную экспрессию — свою, другими словами чужую, и экспрессию приютившего эту речь выражения. Все это имеет место сначала там, где чужая речь (хотя бы одно слово, получающее тут силу целого выражения) приводится открыто и ясно выделена (в кавычках): отзвуки смены речевых субъектов и их диалогических РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава отношений тут слышатся ясно. Но во всяком выражении при более глубочайшем его исследовании в определенных критериях речевого общения мы найдем целый ряд полускрытых и укрытых чужих слов разной степени чуждости. Потому выражение изборождено вроде бы дальними и еле слышными отзвуками смен речевых субъектов и диалогическими обертонами, до максимума ослабленными РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава границами выражений, совсем проницаемыми для авторской экспрессии. Выражение оказывается очень сложным и многоплавным явлением, если рассматривать его не изолированно и исключительно в отношении к его создателю (говорящему), как звено в цепи речевого общения и в отношении к другим, связанным с ним высказываниям (эти дела раскрывались обычно не в словесном РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава — композиционно-стилистическом, — а исключительно в предметно-смысловом плане).

Каждое отдельное выражение — звено в цепи рече-


вого общения. У него точные границы, определяемые сменой речевых субъектов (говорящих), но в границах этих границ выражение, подобно монаде Лейбница, отражает речевой процесс, чужие выражения, и сначала предыдущие звенья цепи (время от времени наиблежайшие, а время РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава от времени — в областях культурного общения — и очень дальние 13).

Предмет речи говорящего, каковой бы ни был этот предмет, не в первый раз становится предметом речи в данном выражении, и данный говорящий не 1-ый гласит о нем. Предмет, так сказать, уже оговорен, оспорен, освещен и оценен по-разному, на РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава нем скрещиваются, сходятся и расползаются различные точки зрения, миропонимания, направления. Говорящий — это не библейский Адам, имеющий дело только с девственными, еще не нареченными предметами, в первый раз дающий им имена. Облегченные представления о коммуникации как логико-психологической базе предложения принуждают вспоминать этого сказочного Адама. В душе говорящего происходит РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава сочетание 2-ух представлений (либо, напротив, расчленение 1-го сложного представления на два обычных), и он говорит предложения вроде последующих: «Солнце светит», «Трава зеленая», «Я сижу» и т. п. Подобные предложения, естественно, полностью вероятны, но они или оправданы и осмыслены контекстом целого выражения, который приобщает их речевому общению (в качестве высказывания диалога РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, пользующейся популярностью научной статьи, беседы учителя на уроке и т. п.), или если это законченные выражения, то они как-то оправдываются ситуацией речи, включающей их в цепь речевого общения. В реальности, повторяем это, всякое выражение не считая собственного предмета всегда отвечает (в широком смысле слова) в той РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава либо другой форме на предыдущие ему чужие выражения. Говорящий не Адам, и поэтому самый предмет его речи безизбежно становится ареной встречи с воззрениями конкретных собеседников (в беседе либо споре о каком-нибудь бытовом событии) либо с точками зрения, миропониманиями, направлениями, теориями и т. п. (в сфере культурного общения). Миропонимание, направление, точка зрения РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, мировоззрение всегда имеют словесное выражение. Все это — чужая речь (в личной либо безличной форме), и она не может не отыскать собственного отражения в выражении. Выражение обращено не только лишь к собственному предмету, да и к чужим речам о нем. Но ведь даже легчайшая аллюзия на чужое выражение дает речи РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава диа-


логический поворот, какой не может дать ей никакая чисто предметная тема. Отношение к чужому слову принципно отлично от дела к предмету, но оно всегда сопутствует этому последнему. Повторяем, выражение — звено в цепи речевого общения, и его нельзя оторвать от предыдущих звеньев, которые определяют его и снаружи и изнутри РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, порождая в нем прямые ответные реакции и диалогические отклики.

Но выражение связано не только лишь с предыдущими, да и с следующими звеньями речевого общения. Когда выражение создается говорящим, их, естественно, еще как бы нет. Но выражение с самого начала строится с учетом вероятных ответных реакций, ради которых РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава оно, в сути, и создается. Роль других, для которых строится выражение, как мы уже знаем, только велика. Мы уже гласили, что эти другие, для которых моя идея в первый раз становится действительною идеей (и только тем и для меня самого), не пассивные слушатели, а активные участники речевого общения. Говорящий с самого РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава начала ожидает от их ответа, активного ответного осознания. Все выражение строится вроде бы навстречу этому ответу.

Значимым (конститутивным) признаком выражения является его обращенность к кому-либо, его адресованность. В отличие от означающих единиц языка — слова и предложения, — которые безличны, ничьи и никому не адресованы, выражение имеет и создателя РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава (и, соответственно, экспрессию, о чем мы уже гласили) и адресата. Этот адресат может быть конкретным участником-собеседником бытового диалога, может быть дифференцированным коллективом профессионалов какой-либо специальной области культурного общения, может быть более либо наименее дифференцированной публикой, народом, современниками, единомышленниками, противниками и неприятелями, подчиненным, начальником, низшим, высшим, близким РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, чужим и т. п.; он может быть и совсем неопределенным, неконкретизованным другим (при различного рода монологических высказываниях чувственного типа) — все эти виды и концепции адресата определяются той областью людской деятельности и быта, к которой относится данное выражение. Кому адресовано выражение, как говорящий (либо пишущий) чувствует и представляет для себя РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава собственных адресатов, какова сила их воздействия на выражение — от этого зависит и композиция и в особенности стиль выражения.


Каждый речевой жанр в каждой области речевого общения имеет свою, определяющую его как жанр, типическую концепцию адресата.

Адресат выражения может, так сказать, индивидуально совпадать с тем (либо с теми), кому выражение РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава отвечает. В бытовом диалоге либо в обмене письмами это персональное совпадение обычно: тот, кому я отвечаю, является и моим адресатом, от которого я в свою очередь жду ответа (либо, во всяком случае, активного ответного осознания). Но в случаях такового индивидуального совпадения одно лицо выступает в 2-ух различных ролях РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, а это различие ролей как раз и принципиально. Ведь выражение того, кому я отвечаю (соглашаюсь, возражаю, исполняю, принимаю к сведению и т. п.), уже налично, его же ответ (либо ответное осознание) еще предстоит. Строя свое выражение, я стараюсь его интенсивно найти; с другой же стороны, я стараюсь его предвосхитить, и этот РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава предвосхищаемый ответ в свою очередь оказывает активное воздействие на мое выражение (я парирую возражения, которые предвижу, прибегаю ко всякого рода обмолвкам и т. п.). Говоря, я всегда учитываю апперцептивный фон восприятия моей речи адресатом: как он ознакомлен в ситуации, обладает ли он особыми познаниями данной культурной области РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава общения, его взоры и убеждения, его предубеждения (с нашей точки зрения), его симпатии и антипатии — ведь все это будет определять активное ответное осознание им моего выражения. Этот учет обусловит и выбор жанра выражения, и выбор композиционных приемов, и, в конце концов, выбор языковых средств, другими словами стиль выражения. К РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава примеру, жанры пользующейся популярностью научной литературы адресованы определенному кругу читателей с определенным апперцептивным фоном ответного осознания; другому читателю адресована особая учебная литература и уже совершенно другому — особые исследования. В этих случаях учет адресата (и его апперцептивного фона) и воздействие адресата на построение выражения очень ординарны: все сводится к объему его особых познаний РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава.

В других случаях дело может обстоять еще труднее. Учет адресата и предвосхищение его ответной реакции нередко бывают многосторонними, вносящими типичный внутренний драматизм в выражение (в неких видах бытового диалога, в письмах, в автобиографических и исповедальных жанрах). Острый, но более


наружный нрав носят эти явления в риторических жанрах. Особенный нрав РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава носят отраженные в высказываниях бытовых и деловых областей речевого общения соц положение, ранг и вес адресата. В критериях классового и в особенности в критериях сословно-классового строя наблюдается чрезвычайная дифференциация речевых жанров и соответственных им стилей зависимо от титула, ранга, чина, имущественного и публичного веса, возраста адресата и соответствующего положения РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава самого говорящего (либо пишущего). Невзирая на достояние дифференциации как главных форм, так и аспектов, эти явления носят стандартный и наружный нрав: они не способны заносить сколько-либо глубочайшего внутреннего драматизма в выражение. Они увлекательны только как примеры хотя достаточно грубого, но зато очень приятного выражения воздействия адресата на построение РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава и стиль выражения*.

Более тонкие цвета стиля определяются нравом и степенью личной близости адресата к говорящему в разных фамильярных речевых жанрах, с одной стороны, и интимных — с другой. При всем огромном различии меж фамильярными и интимными жанрами (и, соответственно, стилями) они идиентично чувствуют собственного адресата в большей РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава либо наименьшей степени вне рамок социальной иерархии и публичных условностей, так сказать, «без чинов». Это порождает специфическую откровенность речи (в фамильярных стилях доходящую время от времени до цинизма). В интимных стилях это выражается в стремлении вроде бы к полному слиянию говорящего с адресатом речи. В фамильярной речи благодаря отпадению РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава речевых запретов и условностей вероятен особенный, неофициальный, свободный подход к реальности**. Потому фамильярные жанры и стили могли сыграть огромную и положительную роль в эру Возрождения в деле разрушения официальной средневековой картины мира; и в другие периоды, когда стоит задачка разрушения тради-

* Напомню соответственное наблюдение Гоголя: «Пересчитать нельзя всех цветов и тонкостей РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава нашего воззвания... У нас есть такие мудрецы, которые с помещиком, имеющим двести душ, будут гласить совершенно по другому, ежели с тем, у которого их триста, а с тем, у которого их триста, будут гласить снова не так, как с тем, у которого их 500, а с тем, у которого их РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава 500, снова не так, как с тем, у которого их восемьсот; словом, хоть восходи до миллиона, все найдутся оттенки» («Мертвые души», гл. 3).

** Площадная звучная откровенность, называние вещей своими именами свойственны для этого стиля.


ционных официальных стилей и миропониманий, омертвевших и ставших условными, фамильярные стили получают в литературе огромное значение РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. Не считая того, фамильяризация стилей открывает доступ в литературу таким пластам языка, которые до того находились под речевым запретом. Значение фамильярных жанров и стилей в истории литературы до сего времени недостаточно оценено. Интимные жанры и стили основаны на наибольшей внутренней близости говорящего и адресата речи (в пределе — вроде бы на РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава слиянии их). Интимная речь проникнута глубочайшим доверием к адресату, к его состраданию — к чуткости и доброжелательности его ответного осознания. В этой атмосфере глубочайшего доверия говорящий открывает свои внутренние глубины. Этим определяется особенная экспрессивность и внутренняя откровенность этих стилей (в отличие от звучной площадной откровенности фамильярной речи). Фамильярные и РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава интимные жанры и стили (до сего времени сильно мало изученные) очень ярко открывают зависимость стиля от определенного чувства и осознания говорящим собственного адресата (собственного выражения) и от предвосхищения говорящим его интенсивно ответного осознания. На этих стилях в особенности ясно находится узость и неправильность классической стилистики, пытающейся осознать и РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава найти стиль только сточки зрения предметно-смыслового содержания речи и экспрессивного дела к этому содержанию со стороны говорящего. Без учета дела говорящего к другому и его высказываниям (наличным и предвосхищаемым) нельзя осознать ни жанра, ни стиля речи. Да и так именуемые нейтральные, либо конкретные, стили изложения, очень сосредоточенные РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава на собственном предмете и, казалось бы, чуждые всякой оглядки на другого, инвольвируют все таки определенную концепцию собственного адресата. Такие объективно-нейтральные стили создают отбор языковых средств не только лишь исходя из убеждений их адекватности предмету речи, да и исходя из убеждений предполагаемого апперцептивного фона адресата речи, но этот фон учитывается очень обобщенно РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава и с отвлечением от его экспрессивной стороны (и экспрессия самого говорящего в беспристрастном стиле мала). Объективно-нейтральные стили подразумевают вроде бы тождество адресата с говорящим, единство их точек зрения, но эти одинаковость и единство покупаются ценою практически полного отказа от экспрессии. Необходимо увидеть, что нрав объективно-нейтральных стилей РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава (а следо-


вательно, и лежащая в базе их концепция адресата) достаточно разнообразен зависимо от различия областей речевого общения.

Вопрос о концепции адресата речи (как чувствует и представляет его для себя говорящий либо пишущий) имеет огромное значение в истории литературы. Для каждой эры, для каждого литературного направления и литературно-художественного стиля РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, для каждого литературного жанра в границах эры и направления свойственны свои особенные концепции адресата литературного произведения, особенное чувство и осознание собственного читателя, слушателя, публики, народа. Историческое исследование конфигураций этих концепций — задачка увлекательная и принципиальная. Но для ее продуктивной разработки нужна теоретическая ясность в самой постановке задачи.

Необходимо подчеркнуть, что РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава вместе с теми реальными чувствами и представлениями собственного адресата, которые вправду определяют стиль выражений (произведений), в истории литературы есть еще условные либо полуусловные формы воззвания к читателям, слушателям, потомкам и т. п., подобно тому как вместе с реальным создателем есть такие же условные и полуусловные образы РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава подставных создателей, издателей, рассказчиков различного рода. Большущее большая часть литературных жанров — это вторичные, сложные жанры, состоящие из разных трансформированных первичных жанров (реплик диалога, бытовых рассказов, писем, дневников, протоколов и т. п.). Такие вторичные жанры сложного культурного общения, обычно, разыгрывают разные формы первичного речевого общения. Отсюда-то и появляются все эти литературно РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава-условные персонажи создателей, рассказчиков и адресатов. Но самое сложное и многосоставное произведение вторичного жанра в его целом (как целое) является одним и единым реальным выражением, имеющим реального создателя и реально ощущаемых и представляемых этим создателем адресатов.

Итак, обращенность, адресованность выражения есть его конститутивная особенность, без которой нет и не РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава может быть выражения. Разные типические формы таковой обращенности и разные типические концепции адресатов — конститутивные, определяющие особенности разных речевых жанров.

В отличие от выражений (и речевых жанров) значащие единицы языка — слово и предложение — по са-


мой собственной природе лишены обращенности, адресованности: они и ничьи и ни к кому не обращены РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава. Более того, сами по для себя они лишены всякого дела к чужому выражению, к чужому слову. Если отдельное слово либо предложение обращено, адресовано, то пред нами законченное выражение, состоящее из 1-го слова либо 1-го предложения, и обращенность принадлежит не им как единицам языка, а выражению. Окруженное контекстом предложение приобщается обращенности РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава только через целое выражение как его составная часть (элемент)*.

Язык как система обладает огромным припасом чисто языковых средств для выражения формальной обращенности: лексическими средствами, морфологическими (надлежащие падежи, местоимения, личные формы глаголов), синтаксическими (разные шаблоны и модификации предложений). Но действительную обращенность они получают исключительно в целом определенного РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава выражения. И выражение этой реальной обращенности никогда не исчерпывается, естественно, этими особыми языковыми (грамматическими) средствами. Их может и совсем не быть, а выражение при всем этом может очень остро отражать воздействие адресата и его предвосхищаемой ответной реакции. Отбор всех языковых средств делается говорящим под огромным либо наименьшим воздействием адресата и его предвосхищаемого РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава ответа.

Когда анализируется отдельное предложение, выделенное из контекста, то следы обращенности и воздействия предвосхищаемого ответа, диалогические отклики на предыдущие чужие выражения, ослабленные следы смены речевых субъектов, избороздившие выражение изнутри, утрачиваются, стираются, так как все это чуждо природе предложения как единицы языка. Все эти явления связаны с целым выражения РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава, и там, где это целое выпадает из зрительного поля анализирующего, они перестают для него существовать. В этом одна из обстоятельств той узости классической стилистики, на которую мы указывали. Стилистический анализ, обхватывающий все стороны стиля, вероятен только как анализ целого выражения и исключительно в той цепи речевого общения, неотрывным звеном РОМАН ВОСПИТАНИЯ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В ИСТОРИИ РЕАЛИЗМА 7 глава которой это выражение является.

* Отметим, что вопросительные и побудительные типы предложений, обычно, бытуют как законченные выражения (в соответственных речевых жанрах).


rospis-sikstinskoj-kapelli.html
rosreestr-upravlenie-federalnoj-sluzhbi-gosudarstvennoj-registracii-kadastra-i-kartografii-po-magadanskoj-oblasti-i-chukotskomu-avtonomnomu-okrugu-dokla-d-o-sostoyanii-i-ispolzovanii-zemel-v-magadanskoj-oblasti-za-2011-god.html
rossii-2-1988-g-obem-4600-znakov.html